.

Главбух и «котики»

Зайцу по умолчанию угрожают волки, лисы, совы, охотники, ну и, может быть, техногенные катастрофы. Что касается бухгалтера, то к бедам, которые могут обрушиться на его голову (выговор от директора с последующим увольнением, обвинение в неуплате налогов и т. д.), с недавних пор добавилась еще одна. Она, на первый взгляд, как бы экзотическая и даже «несерьезная», но при определенном развитии событий может затмить все прочие неприятности.

Если бы мне лет 10 назад кто-то сказал, что я когда-то буду на полном серьезе писать материал, который пишу сейчас, я бы, не исключаю, покрутил пальцем у виска (за спиной говорившего) или недоуменно пожал плечами. Лет пять назад сюжет о заведении на людей уголовных дел за то, что они разместили в Интернете шуточную картинку или высказали (не матом) свое критическое отношение к тому или иному должностному лицу или фразам этих должностных лиц, можно было встретить разве что в какой-нибудь антиутопической беллетристике. У нас же свобода этого… как его… не побоюсь этого слова… Стоп. Еще секунда – и скачусь в пафос по поводу того, как же все так случилось и за что нам все это. Случилось. За то. Кафка стал былью. «Процесс» пошел.

Актуально

Факт есть факт: пользователи соцсетей активно начали обсуждать удаление своих публикаций и выход из социальных сетей из-за уголовных дел. В поисковой системе «Яндекс» число запросов «удалить вк» выросло с 124 000 в сентябре до почти 168 000 в июле этого года.

Лучше попробую предостеречь бухгалтеров от того, чего сейчас делать ни в коем случае не стоит. Почему именно бухгалтеров? А кого еще мне предостерегать, как не целевую аудиторию? Я не знаю, принесет ли вам пользу этот материал, но он не принесет вам вреда. Прочитав его, вы ничего не потеряете. Не прочитав… Но не будем о плохом. Сразу оговорюсь – какие-то вещи я буду называть своими именами, а какие-то обозначать лишь намеками, аллегориями, антитезами, ассонансами, инверсиями и прочими ямбами и хореями. В целях своей и вашей безопасности. Чтобы не вырвало (из контекста, разумеется). «Почему «Ы»?! Я спрашиваю, почему «Ы»?!» - «А чтоб никто не догадался!» А не хватит слов – буду многозначительно подмигивать, следите за моей мимикой на фотографии в рубрике «Ответы экспертов».

В виде тонких намеков на утолщающиеся с каждым днем обстоятельства приведу несколько примеров.

Конец «налогового Робингуда»

Несколько лет назад семинары этого правдоруба и сорвиголовы, аудитора и налогового консультанта посещало очень большое количество людей. Его книги по налоговой оптимизации раскупались как горячие пирожки. Причем активно пользовались ими не только бухгалтеры, но и сами налоговики (знаю доподлинно). Соглашались, не соглашались, но передавали друг другу, как в советскую пору самиздат. Публиковали отрывки на своих страничках в соцсетях, лайкали, антилайкали, выражали признательность, злословили, смеялись над советами, советовали обратиться к психиатру. Потом деятельностью этого то ли гения, то ли городского сумасшедшего, то ли «налогового экстремиста» занялась прокуратура. Параллельно он был исключен из ассоциации аудиторов (с формулировкой «за пропаганду неуплаты налогов»), зато включен в реестр дисквалифицированных лиц - на два года. При этом книги его из продажи не изымались, перепечатки гуляют по сети, а его «курсы по оптимизации налогов» доступны всем желающим в виде роликов на «ютюбе». Ну так вот – в свете последних событий никто не гарантирует, что однажды вся эта «беллетристика» не превратится в наживку, которую вы мало того, что «заглотите» сами, но еще и скормите друзьям, знакомым и коллегам – по доброте душевной, разумеется.

Считайте, что я сошел с ума или мне нечем заняться, но только я не поленился «прошерстить» десятка три страничек моих знакомых (бухгалтеров, предпринимателей и налоговиков) ВКонтакте и в Instagram. Помню, что когда-то на всех на них было упоминание вышеупомянутой «крамолы». Веяние времени налицо – в большинстве случаев все удалено. То есть подавляющее большинство пользователей (в первую очередь – действующих и бывших сотрудников ИФНС) инстинкт самосохранения не подвел. На пяти – осталось. Граждане, дорогие, вам адреналина, что ли, не хватает? Если да, то схватите за хвост соседского бультерьера – дешевле обойдется.

Ну вот, вы же поняли намек, ага? И прекрасно знаете, о ком я говорю, да? Или, по крайней мере, о чем…

На всякий случай – еще одна история… Лет семь назад широкий общественный резонанс вызвал случай, когда некая бизнес-леди, недовольная решением суда, зашла на страничку судьи (ВКонтакте), после чего несколько размещенных там фотографий стали достоянием публики. На одной из них судья сидит на своем рабочем месте (аккурат под гербом РФ), положив босые (!!!) ноги на судебную кафедру. Отговорки служительницы Фемиды по поводу неприкосновенности частной жизни и «затекших» нижних конечностях не помогли – лишилась должности, а потом, кажется, и мантии. Виновница всего этого безобразия (бизнес-леди) стала участницей эфира какого-то ток-шоу, а потом о ней как-то брезгливо забыли. Внимание, вопрос: а что стало бы с этой склочницей, соверши она свой поступок не тогда, а сейчас? Боюсь, что передачи в СИЗО ей носили бы разве что самые близкие родственники.

Заканчиваем с намеками… Переходим к сути.

Как не попасть под статью за «репосты» и «лайки»

Давайте без излишних эмоций разберемся, по какому принципу возбуждаются уголовные дела за «мемы» и «лайки» в соцсетях, чем опасны подписи на картинках, какое максимальное наказание возможно по «репостным» статьям и как не оказаться на месте студентки из Барнаула, которую судят за картинки с черным юмором со страницы «ВКонтакте» (и других ее коллег по несчастью, коих с каждым днем становится все больше).

«Репостные» статьи

Как такового «антирепостного» закона не существует, однако квалификаций за действия в соцсетях несколько:

  • часть 2 статьи 280 УК РФ – «Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности посредством сети «Интернет»» - наказываются принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового либо лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет;

  • статья 282 УК РФ – «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства посредством телекоммуникационных сетей» - наказываются штрафом в размере от трехсот тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до трех лет, либо принудительными работами на срок от одного года до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет, либо лишением свободы на срок от двух до пяти лет;

  • статья 282.1 УК РФ – «Участие в экстремистском сообществе» - наказывается штрафом в размере от четырехсот тысяч до восьмисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до четырех лет либо лишением свободы на срок от шести до десяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до десяти лет и с ограничением свободы на срок от одного года до двух лет;

  • статья 148 УК РФ – «Нарушение права на свободу совести и вероисповеданий» - наказываются штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо обязательными работами на срок до двухсот сорока часов, либо принудительными работами на срок до одного года, либо лишением свободы на тот же срок.

Самые распространенные – статьи 280 и 282 УК РФ. Санкции по ним похожи, однако по 280-й придется отработать или отсидеть, а по 282-й можно добиться штрафа. Дела по 282-й расследует Следственный комитет, а по 280-й – ФСБ. Суды, как правило, не ставят под сомнение позицию Федеральной службы безопасности, со Следственным комитетом дела обстоят немного проще.

Наиболее суровая статья – ч. 2 ст. 282.1 – организация экстремистского сообщества, участие в нем. Такие действия наказываются уже заключением до шести лет, а штрафы достигают 600 000 руб. В последнее время квалификация «участие в экстремистских сообществах» применяется все чаще – людям вменяется участие в экстремистских сообществах за публикации в тематических группах и распространение информации.

Осужденных по экстремистским статьям также включают в перечень Росфинмониторинга. Состоять в списке экстремистов — значит не иметь возможности открывать счета, оформлять зарплатные карты и выполнять еще ряд операций.

Как возбуждают такие дела

Причины для возбуждения две – заявление гражданина или результаты мониторинга, который проводят правоохранительные органы. В обоих случаях устанавливается личность нарушителя и проводятся лингвистическая и прочие экспертизы потенциально незаконного контента.

Мониторинг органы проводят на основе специальных алгоритмов. Один из таких алгоритмов на основе больших данных для правоохранителей разработали в SocialDataHub. Автоматические поиски по ключевым словам работают только для «концентрированных» с точки зрения экстремизма страничек и пользователей. Алгоритмы построены таким образом, что срабатывают только на настоящих преступников, которые ведут активную деятельность в соцсетях, – на террористов. Их поиском занимаются правоохранительные органы, и, конечно, они не ищут обычных пользователей, которые где-то поставили лайк. Тут работает система доносов: расследование начинается только по запросу, если на пользователя написали заявление.

По некоторым данным, у оперативников есть пресловутые планы по выявлению преступлений экстремистской направленности, из-за которых они обращаются к мониторингу соцсетей. После лингвистической экспертизы, которую проводят отделения в тех же структурах, возбуждается уголовное дело, то есть фактически это происходит в рамках одного ведомства.

Как определяют принадлежность странички

У вышеупомянутой барнаульской студентки на страничке была другая фамилия, однако делу это не помешало, ее личность все равно была установлена. Это возможно благодаря тому, что администрации некоторых соцсетей активно сотрудничают с правоохранителями. Соцсеть предоставляет информацию о времени входа, с какого устройства он был выполнен и откуда. Также сообщается, на кого зарегистрирована страница. В итоге оперативникам не составляет никакого труда установить личность автора публикации.

Стоит ли удалить свой аккаунт?

Большая масса дел касается именно «ВКонтакте». Mail.ru, в группу которой входит социальная сеть «ВКонтакте», положение вещей «дело за репост» не устраивает. Администрация Mail.ru выступила с обращением, в котором попросила амнистировать «отбывающих срок по соответствующим обвинениям» и провести частичную декриминализацию статьей. «Мы видим, как во многих регионах нашей страны становится популярной практика возбуждения уголовных дел на пользователей за лайки и репосты в социальных сетях. Зачастую действия правоохранительных органов явно не соответствуют потенциальной угрозе, а их реакция на записи в комментариях или мемы в ленте оказывается немотивированно жесткой», – говорится в заявлении.

Пользователи соцсетей активно начали обсуждать удаление публикаций и выход из социальных сетей из-за уголовных дел. В поисковой системе «Яндекс» число запросов «удалить вк» выросло с 124 000 в сентябре до почти 168 000 в июле этого года.

Многие эксперты к удалению публикаций или снятию лайков относятся скептически: все версии вашей активности в соцсети хранятся в базах оперативников или специальных агентств. По обращению копия вашей страницы, даже если она удалена, может подниматься и использоваться как доказательство. То есть здесь действует принцип превентивных мер.

Получается ли доказать свою невиновность?

Можно насчитать по меньшей мере 20 «счастливых» случаев. В части из них правозащитники добивались оправдательных приговоров, в других – отмены дела из-за отсутствия состава преступления.

К примеру, известный процесс над адыгейским экологом закончился оправдательным приговором. Глава Института региональных биологических исследований Валерий Бриних выпустил статью «Молчание ягнят» с критикой свиноводческой фермы. Несмотря на то, что площадкой для публикации не были соцсети, механизм был схожим – экологу предъявили обвинения в «уничижении человеческого достоинства национальной группы "Адыги"» по статье 282 УК РФ. Дело длилось три года, но в итоге защите удалось доказать, что речи о возбуждении ненависти в статье не было.

Резюмируя сказанное

За последние годы чувствительность к фразам сильно увеличилась. Нужно понимать, про что можно говорить, а про что - рискованно. Это ключевой момент. Однако экспертизы, которые проводят психологи, лингвисты, религиоведы, нередко по-разному оценивают одни и те же фразы, иногда – противоположно. Чтобы избежать вероятности предъявлений претензий, нужно удалиться из соцсетей и ограничить публичную активность. Второе – уголовное преследование по указанным статьям возможно, только если есть текст – устный или письменный, но текст. Нет текста – нет дела.

Важный момент – защиту необходимо начинать с момента доследственной проверки, когда дело находится еще у оперативников. Там нужно убеждать, что нет состава, туда же внести альтернативные позиции лингвистов. В таких случаях успех гораздо более вероятен.

Внимание стоит обратить на сим-карты, которые зарегистрированы на ваш паспорт. Раньше не было большой проблемы зарегистрировать по своему паспорту сим-карту, например, для друга из-за рубежа. Теперь за этим нужно тщательнее следить — личность в соцсетях устанавливают именно по номеру телефона. Следите за настройками приватности отдельных постов в соцсетях и стремитесь к тому, чтобы они были доступны только вашим друзьям. Стоит избегать использования российских соцсетей — к ним у правоохранителей есть широкий доступ. Несмотря на феномен российской IT-индустрии, согласно которому россияне предпочитают американские джинсы, китайские телефоны, но российские поисковики и соцсети, именно пользователи отечественных соцсетей чаще всего попадают «под удар».

P. S. В общем, «репосто» все в этом сложном мире. И получить наказание даже не за себя, а за того парня (то есть за то, что ты разделяешь или даже не разделяешь его позицию), – это, мягко говоря, обидно и не смешно. Пару лет назад наши законодатели начинали было разрабатывать документ, запрещающий пользование соцсетями на рабочем месте в рабочее время. Тогда все посмеялись и забыли. Да, это не панацея. Панацея в данном случае – здравый смысл и осторожность. Хотя, возможно, в скором времени и это работать не будет. Но пока работает – пользуйтесь. Публикуйте котиков, но не высказывания «гениев налоговой оптимизации», а то, помимо себя, еще и руководство собственное «подставите» - придут к нему и спросят, почему в компании такого неблагонадежного человека держат. Никто из посторонних не должен знать о вашем отношении к начальнику отдела ИФНС Иванову-Петрову-Сидорову. И не только если оно плохое (это уже экстремизм чистой воды), но даже если вполне себе лояльное или даже хорошее – оставьте свое мнение при себе, вдруг решат, что сарказм, а «независимая» экспертиза подтвердит, что вы, внося запись, плотоядно улыбались. Поменьше «светитесь» в профессиональных блогах с различными «неудобными» проблемами, граничащими с нарушением законодательства, – и сами «подставитесь», и других «под монастырь подведете». Кроме того, помните, что соцсетями активно пользуются не только бухгалтеры, но и налоговики – для вычисления неплательщиков. Так что не верь, не бойся, не проси, не пости и не лайкай. Дуйте на воду, чтобы не обжечься на молоке, – это не зазорно. Можно, кстати, пить различные успокаивающие настои – снижает «социальную активность» и обеспечивает спокойный сон. И все у нас с вами будет в порядке. Это только шизофрения не лечится, но она явно не у нас. Будьте здоровы. Берегите себя.

Владимир Коектовский

Вверх

Простой юридический
вопрос ставит в тупик?
Найти ответ в бераторе!